Газета «Социал-демократ»

Поделиться

Мастер в седьмом поколении

 

Бахыт Сагандыков – известный в Казахстане ювелир и мастер традиционных национальных изделий: для быта и кочевья. Он оставил большое наследие, образцы его работ можно найти в музеях не только родного края, но и всей страны. Бережно хранят его работы и наследники.

Я была знакома с Бахытом Жалеловичем, видела его удивительные посуду и предметы быта из дерева, сбрую для коня из кожи и металла, украшения из серебра. Он подробно рассказывал о предмете, который делает, всегда знал его историю и особенности применения. Был очень интересным собеседником, много знающим и видящим. Его правая рука и верная подруга по жизни – супруга Ботагоз Каримжановна была для него не только верной подругой, матерью троих детей, но и коллегой: оба геологи по профессии и мастера народного творчества по призванию. Ботагоз рукодельничала, как другие казахские женщины, шила вещи для домашнего убранства, женские наряды. Супруги были неразлучны. Бахыта Жалеловича часто приглашали в музеи, в другие аудитории, и на эти встречи супруги всегда старались прийти вместе. Он охотно делился своим опытом и радовался, когда у его подопечных получалось всё хорошо.

О замечательном мастере рассказала его дочь Ажар Бахытовна. Педагог по образованию, она нынче директор Дома-музея Шафера и Председатель Павлодарского областного филиала Общенациональной социал-демократической партии.

– Папа умеет всё – так я считала в детстве. Да и теперь мнение не изменила, – рассказывает Ажар Сагандыкова. – Помню первые его изделия для меня. У меня появилась маленькая кукла в комбинезончике, болгарская. Для неё папа сделал посуду, мебель из дерева, а так как кукла была одета в комбинезон, то мы решили, что это мальчик, и для него были изготовлены воинские доспехи. Сожалею, что это не сохранилось. Тогда это воспринималось как игра, а не произведение искусства, а жаль. Помню его шапку к национальному костюму. А ещё много лет в нашей квартире напоминают о папе резные панели. Когда мы получили квартиру, он захотел, чтобы она была более интересной, красивой, и в прихожей на стенах появились деревянные панели с орнаментом. Я была ещё маленькой, теперь этим панелям много лет. Дополняла композицию люстра в виде шанырака. Папа был очень добрым человеком, и каждое его изделие наполнено теплом, мы всегда испытываем ощущение, что он незримо находится среди нас. Ненавязчиво отец приучал двоих моих братьев и меня работать руками. Стамеску или наждак мы брали, как только заходили в его мастерскую или домой, если он работал дома. Мы были его подмастерьями. Нашей задачей было убрать все шероховатости, заусеницы, чтобы вырезанная из дерева и специально обожжённая ложка приобрела нужный вид и гладкость. Шлифовали, помогали и учились.

И надо сказать, что умение, навыки и талант к рукоделию есть у каждого в семье. Саид Сагандыков работает как раз мастером-реставратором в областном историко-краеведческом музее. В экспозициях есть его собственные изделия, очень напоминающие Сагандыкова-старшего. Ажар Бахытовна говорит, что тоже способна делать руками многое. Например, для ювелирных изделий по просьбе отца часто эскизы рисунков делала именно она. У неё есть комплект украшений из серебра (два браслета, серьги и кулон), выполненный отцом по её рисунку. Его она надела на нашу с ней встречу.

– Папа часто говорил, что творчество не любит суеты, – вспоминает Ажар. – Сейчас мы все работаем, поэтому на творчество остаётся не слишком много времени. Родители тоже, пока работали, были часто в командировках (геологи ведь), надолго уезжали, редко могли посвятить себя искусству. А вот на пенсии уже в полную меру отдались своему увлечению. Старший брат Саид совместил работу и хобби. Второй брат Асан трудится на заводе, и тоже пока на творчество нет времени, как и у меня. Хотя я иногда делаю на подарки шкатулки, как вот эта, например.

Она показывает шкатулку в форме юрты, обшитую плюшем, украшенную кожей, в которой можно хранить ювелирные украшения. А еще Ажар Бахытовна говорит, что в детстве бабушка Кульжан научила шить вещи без выкройки. Как и аже, она сразу на ткани делает пометки и вырезает. И шьёт, не смётывая, используя иголочки. Может соорудить новое платье на вечер за полчаса. А на восемнадцатилетние внучки Айнур мастер сделала для неё национальный костюм. Айнур и Кунтуган – дети Ажар – учились в художественной школе, дедушкиных уроков им досталось не так много. Они были ещё маленькие, и в основном им хотелось послушать рассказы деда. Любили с ним гулять. Хотя плести камчу он их научил.

Отрадно сознавать, что изделия павлодарского умельца входят в золотой фонд казахстанского прикладного искусства и по-прежнему дарят людям тепло, широту и добро его души.

Светлана ЧИСТЯКОВА  

Источник: газета "Звезда Прийтышья" №29 (19758)  

Контакты

г. Астана, ул. Шевченко 10/1,
офис 203

Будьте в курсе событий

Сделано в IMA - создание и продвижение сайтов