Новости

Поделиться

В Казахстане за 15 месяцев действия программы снятия части пенсионных накоплений для решения жилищных вопросов и на лечение такой возможностью воспользовались лишь 900 тысяч вкладчиков Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), или каждый десятый. А после повышения «порога достаточности» с 1 апреля количество счастливчиков сведется практически к нулю, считает экономист, заместитель председателя ОСДП Айдар Алибаев.

Мы попросили его проанализировать первый этап этой программы и ответить нам на вопросы о ее будущем.

Напомним, что программа о досрочном снятии части пенсионных накоплений стартовала в 2021 году. По данным ЕНПФ, в период с 1 января 2021 по 31 марта 2022 года порядка 900 тысяч казахстанцев воспользовались частью пенсионных накоплений, потратив их на улучшение жилищных условий и лечение. На спецсчета вкладчиков, решивших улучшить жилищные условия, было направлено почти 3 трлн тенге и более 216 млрд тенге, снятых со счетов ЕНПФ, казахстанцы направили на лечение.

— Айдар Байдаулетович, решение о возможности использовать часть накоплений на старость принималось для того, чтобы снизить социальную напряженность в обществе и закредитованность населения. Как Вы считаете, оправдала ли программа ожидания от нее?

— Программа в какой-то мере себя оправдала. Цифры ЕНПФ, а иных у нас нет, приличные. Я полагаю, что 80-90% тех вкладчиков, у кого на пенсионных счетах были средства сверх порога достаточности*, своим правом на досрочное изъятие воспользовались.

Другое дело, что на практике реализация программы шла не так гладко, как представлялось в теории.

*Порог достаточности пенсионных накоплений— это несгораемая сумма, которая обязательно должна остаться на пенсионном счете. Для каждого возраста определен свой размер порога. С 1 апреля 2022 года он вырос в среднем на 70%. С новыми размерами порогов достаточности по возрастным категориям можно ознакомиться здесь.

— Что Вы имеете в виду?

— В такой коррумпированной системе, как в Казахстане, граждане всегда найдут лазейки, чтобы обойти существующие правила.

Есть данные, что в последние три месяца действия программы резко увеличилось количество вкладчиков, желающих использовать излишки своих накоплений на стоматологическое лечение.

Схема такая: договаривались со стоматологами о липовых справках о необходимости лечения, при этом откат врачам составлял от 15% до 25% от предполагаемой суммы лечения.

— Как сказалась эта программа на общих пенсионных активах? Не останутся ли казахстанцы без пенсий?

— Для любого финансового института, и ЕНПФ тут не исключение, незапланированное изъятие оборотных средств (а снятие средств, превышающих «порог достаточности» – это, скажем, нестандартная опция) – неприятная вещь. Но ЕНПФ справился с ним.

И я не считаю, что программа отразится на пенсионных выплатах. Ведь кроме тех активов, что есть в оперативном управлении, не надо забывать о том, что ежемесячно ЕНПФ получает 10% от всех официальных доходов работающих казахстанцев. Процесс этот постоянный и поэтому тем, кто получает пенсию, собирается выходит на пенсию, переживать не стоит.

— Изначально казахстанцы были недовольны тем, что «порог достаточности» высок. Теперь он еще выше. Что дальше будет с программой?

— Когда программа запускалась, я говорил, что «порог достаточности», накопления сверх которого можно было снять, был высоким относительно среднего размера пенсионных накоплений. Поэтому для того, чтобы радикально изменились условия жизни казахстанцев, тех денег, что они могли снять, недостаточно.

А с 1 апреля этого года порог достаточности увеличился почти на 80%, и от программы отсеклись практические все вкладчики.

На месте госорганов я добавил бы к существующим опциям снятия средств на медицинские нужды еще одну – на экстренное лечение в определенных обстоятельствах. Допустим, человек потерял работу и с ним случилась беда, нужно лечение, связанное, допустим, с протезированием. Свободных денег у него нет, а на пенсионном счете лежат 3-5 млн тенге. Государство должно дать ему возможность этими средствами воспользоваться, исключив те лазейки, о которых я говорил выше.

— Есть еще третье направление действия программы – передача части пенсионных накоплений, превышающей порог минимальной достаточности, в частные управляющие компании. По данным ЕНПФ, часть своей «пенсионки» им решились передать почти 50 тысяч вкладчиков. Много это или мало?

— Если я не ошибаюсь, всего четыре компании получили лицензии на управление пенсионными активами. Правильно они называются «компании, управляющие инвестиционным портфелем» — УИП. И суммарные активы, которыми они сегодня владеют, не превышают 10 млрд тенге. Это немного.

К тому же, как я понимаю, конкретной суммы, то есть сколько средств передали им в управление вкладчики ЕНПФ по программе о досрочном снятии части пенсионных накоплений, названо не было.

Поэтому я могу лишь предположить, что она меньше в сравнении с теми деньгами, что ушли на улучшение жилищных условий и лечение.

— Почему? У казахстанцев нет доверия к частным инвестиционным компаниям?

— Думаю, что главный фактор того, что доля средств, переданных в УИП, мала, это недостаток информации. Вспомните, как велик был поток информации о том, что пенсионные накопления можно снять на покупку жилья или лечение, и как на этом фоне выглядела информации о передаче управления активами в частные компании. Спросите десять человек, и девять из них об этой возможности не скажут, потому что не знают.

Далее, если у большинства вкладчиков сверх порога имелось 1-2 млн тенге, то многие решили, что нет экономического смысла передавать их в УИП.

— А могут ли УИП показывать большую доходность, чем ЕНПФ?

— Когда 4-5 лет назад начались разговоры о создании такого института, я полагал, что у будущих пенсионеров будет возможность перевести из-под управления ЕНПФ под управление УИП все имеющиеся на их счетах накопления, а не только превышающие «порог достаточности». Тогда бы на пенсионном рынке появилась реальная конкуренция. Сегодня формально можно говорить, что внедрена конкуренция, но по факту УИП тягаться с ЕНПФ не могут.

Что касается доходности, то в УИП она может быть выше.

Когда в Казахстане существовал государственный НПФ (ГНПФ) и с десяток частных, то ГНПФ не был лидером рынка, занимая третью-пятую позицию. Частники показывали лучшие результаты по доходности. И у вкладчиков была возможность голосовать «ногами», переводя средства из одного фонда в друСейчас из-за монопольного положения ЕНПФ стимула «быть в тонусе» у него не наблюдается.гой, что держало НПФ в тонусе, так сказать.

— Спасибо за интервью!

Источник: respublika.kz.media 

Столичный филиал

siteг. Нур-Султан, ул. Шевченко 10/1, офис 203

site+7 701 653-24-37

siteastana@osdp.kz


Филиалы в регионах

Контакты

г. Нур-Султан, ул. Шевченко 10/1,
офис 203

Будьте в курсе событий

Сделано в IMA - создание и продвижение сайтов